Осип Мандельштам. Паденье — неизмѣнный спутникъ страха...

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

ПАДЕНЬЕ - НЕИЗМЕННЫЙ СПУТНИК страха - стихотворение Мандельштам О. Э.

Всем стало больно и светло! В тайник души проникла плесень, Но надо плакать, петь, идти, Чтоб в рай моих заморских песен Открылись торные пути. Блок говорит в этих строках о катарсисе, причем катарсисе и актеров, и зрителей. Не то у Мандельштама: В этом отношении ему ближе Анненский, чем Блок:

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго.

И опять же, если у Маяковского бунт как таковой, то для Мандельштама бунтовать - значит строить готический собор. Мысль эта с полной отчетливостью выговорена им в статье"Утро акмеизма" ок. Текст этот мыслился как манифест акмеизма, но был отвергнут Гумилевым и Городецким. Исследователи давно обратили внимание на взаимосвязь разбираемого нами стихотворения и этой статьи. Статья как бы разъясняет мысль стихотворения. Хорошая стрела готической колокольни - злая, потому что весь ее смысл уколоть небо, попрекнуть его тем, что оно пусто".

Вспомним теперь образ"звездной булавки" из стихотворения"Я вздрагиваю от холода Там - булавка, опускающаяся с неба, здесь - шпиль, ранящий небо"тонкой иглой". Действия, как мы видим, разнонаправленные. Однако стихотворение не только об этом.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь, готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха .

Не город Рим живет среди веков, А место человека во вселенной. Им овладеть пытаются цари, И без него презрения достойны, Как жалкий сор, дома и алтари. Актер и рабочий Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть? По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать!

Актер — корабельщик на палубе мира! И дом актера стоит на волнах! Никогда, никогда не боялась лира Тяжелого молота в братских руках!

Короткие, небольшие стихотворения поэта Осипа Мандельштама для школьников.

Гумилеву Над желтизной правительственных зданий Кружилась долго мутная метель, И правовед опять садится в сани, Широким жестом запахнув шинель. На припёке Зажглось каюты толстое стекло. Чудовищна, как броненосец в доке, - Россия отдыхает тяжело.

анализ стихотворенияосип мандельштам паденье неизменный спутник страха. По четырнадцатой дороге миссис протеро, сказал.

Осип Мандельштам — поэт искусства 1 сентября Интерес к поэзии как к способу самовыражения возник у Мандельштама в годы учебы в Тенишевском училище — одной из лучших школ Петербурга. Семнадцатилетний юноша, страстно влюбленный в искусство, увлекающийся историей и философией, уже первыми своими стихами привлек внимание и читателей, и больших мастеров.

Раннее творчество Мандельштама испытало явное влияние поэтов — декадентов. Юный автор заявлял о своем полном разочаровании в жизни, едва начав жить: Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю. Оттого, что иной не видал. Поэтическое начало, дебют Мандельштама говорит о вхождении в мир поэта, обладающего глубоким ассоциативно-образным мышлением, стремящегося к равновесию между стихом и словом и помнящего истину: Что это, если не автоформула?

Юный Мандельштам предвосхитил в ней будущего зрелого Мандельштама — лирика и философа. Мы знаем истоки Пушкина и Блока, но кто укажет, откуда донеслась до нас новая божественная гармония, которую называют стихами Осипа Мандельштама?

Паденье — неизменный спутник страха

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Первая и последняя строки этого сонета содержат"две трети" заглавия новеллы По:"Паденье - неизменный спутник страха";"Твой жребий страшен .

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге весёлых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье — неизменный спутник страха, и самый страх есть чувство

Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен! Нет, не луна, а светлый циферблат Сияет мне, — и чем я виноват, Что слабых звёзд я осязаю млечность? И Батюшкова мне противна спесь: Который час, его спросили здесь, А он ответил любопытным: Но жертвы не хотят слепые небеса: Вернее труд и постоянство.

Был, конечно, не только страх перед возможной внезапной смертью, были и любовные . Стихотворение"Паденье - неизменный спутник страха.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам. Век